Меню
12+

Еженедельная общественно-политическая газета «Известия-Тур»

10.08.2020 14:19 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 30 (14594) от 31.07.2020 г.

«А прошлое так живо в памяти моей»

Автор: Римма КОТОВА

История семьи Голышевых и железнодорожного моста через Туру

Мои воспоминания вновь касаются небольшого станционного посёлка, у которого есть свои особенности в расположении. Маленькие улочки Хохрякова и Кондукторская пересекались такими же маленькими Водопроводной, Кривоноса и Речной. С одной стороны река Тура прижимала берегом дома, с другой стороны – железнодорожное полотно, заставленное вагонами, не давало им разбежаться. С третьей стороны стоял высокий забор, за которым бегала по проволоке овчарка – там находилось зернохранилище с надписью на калитке: «Посторонним вход воспрещён». А с четвёртой стороны находилась высокая насыпь, которая шла к мосту; около неё, на поляне, стояли казармы, в которых жили солдаты. Здесь в пятидесятых годах двадцатого века находилась воинская часть. На огромной поляне располагался военный полигон, с окопами, блиндажами и землянками, местом для стрельбищ. Воинская часть занимала весь луг, и в начале дороги была соответствующая надпись: «Запретная зона».

Через Туру раскинулся мост-великан на толстенных столбах-опорах, с арками, смотревшими на речные просторы. В этом запретном пространстве кипела жизнь: в каждом доме было полно ребятишек, а во дворах, пригонах и конюшнях содержались коровы, овцы, мелкая живность, у каждого был огород. Тесно стояли дома, но места хватало всем, соседи жили дружно. На улицах не смолкал гомон детских голосов.

Мне нравился домик Голышевых, я его называла «солнечным». Он стоял рядом, в соседях с нами, на пригорке улицы Речной. Весь он был жёлтенький, со сверкающими на солнце небольшими окнами, украшенный вырезанными цветными наличниками и красивыми цветами на подоконниках. Рядом с домом росла высокая раскидистая черёмуха, которая кроной, как шатром, закрывала крышу. Буйная сирень и шапки георгинов были настоящим украшением палисадника. Скамейка возле дома нечасто была свободной от ребятни. Ромашковая поляна перед домом, светло-коричневые ворота и калитка – всё радовало глаз.

В самом доме вызывали восторг чистота и обилие вышивок, кружев. На крашеном жёлтом полу были постелены домотканые разноцветные половики – творчество тёти Шуры, искусной мастерицы. Её рука чувствовалась и на обычной, казалось бы, кухне, где стояли простые лавки, стол, русская печь, горка для посуды, рукомойник и потрясающе чистые и красивые полотенца. Даже крыльцо, ведущее в дом, было выскоблено до желтизны!

В огороде всё росло и цвело, не было ни травинки, ни соринки. Да и сама тётя Шура привлекала своим видом: маленькая, подобранная, с бело-розовым личиком, из-под платка выбивались золотистые локоны. Подвижная, она ни минуты не сидела без дела. Даже когда рассказывала нам, детям, сказки, всегда в её руках позванивали спицы в такт таинственным и волшебным словам, которые лились, как ручеёк. Она и запомнилась мне на всю жизнь такой милой и солнечной.

А ведь жизнь её была совсем не лёгкой. Приглядел её в юности высокий, крепкого сложения, кудреватый парень Пётр Иосифович Голышев и предложил «руку и сердце». Какая девушка устоит перед таким? Да ещё и оказался мастером на все руки. И решили они попытать счастья на Туринской земле. Приехали в город на строительство железнодорожной станции, когда в семье уже подрастало двое детей. Жить стали в частном секторе, за «линией», сначала в землянке, затем построили домик на улице Речной. Место им понравилось: в огороде плодородная земля, рядом раскинулся луг – есть где пасти скотину, и народ селился тут работящий, крестьянского уклада.

В семье у Голышевых появились ещё две девочки – Тома и Галя. Жизнь шла своим чередом. Пётр Иосифович плотничал, занимался столярной работой на домиках железнодорожной станции. Но в 1941 году началась вой- на, и он ушёл на фронт, а Александра Васильевна осталась одна с четырьмя маленькими детьми. Она не отчаивалась, не проклинала судьбу, понимая, что муж отправился защищать Родину, а ей здесь, в тылу, надо нести тяжёлую ношу. И она справлялась: не только вела хозяйство, кормила и обихаживала детей, но и умудрялась сдавать государству мясо, молоко, масло, яйца и шерсть на валенки. К тому же успевала вязать носки, варежки и отправлять посылки на фронт не только мужу, но и солдатам той части, где он воевал.

Вернулся Пётр Иосифович домой инвалидом с многочисленными ранениями, в том числе с тяжёлым ранением в ногу. Но инвалидности ему не дали – пришлось мыкаться по деревням и плотничать. Когда подрос сын Юра, отец стал брать пятнадцатилетнего подростка с собой.

А время шло. Старший сын Паша ушёл в армию, служить на флоте, Тамара поступила в техникум, дочь Галя, отлично учившаяся в школе, поступила в институт. Повзрослевшие сыновья после армии создали свои семьи, а за ними вышли замуж и Тамара с Галей. Вроде бы, можно было и отдохнуть Александре Васильевне, но она, как прежде, вела хозяйство, занималась скотиной и помогала своим детям и внукам. Юра жил самостоятельно и сам помогал матери. Он взял в жёны русоволосую, с длинными косами и плавной походкой девушку Любу, у которой всё спорилось в руках. Добрые характером и трудолюбивые, они построили дом на две половины: для себя и матери, так и прожили всю жизнь рядом.

Юрий Петрович работал на станции составителем поездов, кондуктором, впоследствии выучился на помощника машиниста и проработал до пенсии. В его семье подрастали сыновья: Сергей, Олег и Валерий, рослые и крепкие, красивые лицом, а самое главное – добрые, отзывчивые и трудолюбивые, уважающие своих родителей.

После службы в армии Сергей и Олег устроились водителями лесовозов на ЦБК, оттуда и ушли на заслуженный отдых. Валерий же стал рабочим на станции, позднее выучился на мастера, до сих пор работает на этой должности в ПЧ. Построил для своей семьи дом в центре города. Всё самое лучшее все дети Голышевых взяли от своих родителей.

А мне запомнилась последняя встреча с Тётей Шурой в 1990 году. Она была всё такая же неугомонная: сама копала огород, собирала урожай, не выпускала из рук вязанье. Глаза смотрели по-прежнему молодо, улыбка не сходила с лица, хотя ей было уже за восемьдесят. Между делом она мне рассказала историю моста и сказку про реку Туру. Думаю, что читателям газеты будет интересно послушать.

То место, где сейчас стоит мост, в начале 20 века представляло собой раздолье водных просторов, по которым проходила узкая высокая гряда, обрывающаяся с двух сторон крутыми высокими берегами, как бы образуя большой проход. Долго ходили по этому месту специалисты, изучали, измеряли обрывы, речное дно. И через некоторое время в сопровождении охраны появились люди, для временного жилья вырыли землянки, построили бараки, лесопилку для разделки леса под доски для кессонов-колодцев, которые использовались как опоры для столбов через Туру. Доски пилили особыми пилами, вдоль дерева. Работа была тяжёлой, изнурительной, некоторые просто физически не выдерживали: болели, умирали, на смену им присылали партии заключённых революционеров.

Рядом с поляной, где стояла лесопилка, было топкое болото, к нему и вывозили щепу, кору, опил, и со временем оно утрамбовалось и превратилось в луг с сочной травой. Как уже было сказано, лес пилили на доски и сколачивали так, чтобы не просочилась ни одна капелька влаги; погружали в воду кессоны, укрепляли, вновь выкачивали воду до самого дна. Забивали на большую глубину сваи, на которые не действовали ни вода, ни её температура, ни тяжесть. Возводили ряд за рядом способом кирпичной кладки блоки из гранита, прошедшие испытание в заводских условиях. Их ставили паз в паз, чтобы всё подходило и не просачивалась внутрь вода. Заканчивалась кладка внутри кессона, под водой, строили понт-площадку под леса и продолжали класть блоки до определённой высоты для строительства самого моста с арками. Александра Васильевна застала тех людей, которые участвовали в первом строительстве и остались жить в посёлке, но их было всего несколько человек, тяжело больных. Именно эти люди рассказали ей про свою жизнь и работу, а она поведала в свою это очередь мне.

Такова история людей станционного посёлка и строительства моста через Туру.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.