Меню
12+

Интернет-газета «Известия-Тур»

12.05.2022 16:03 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Выживший. Максим Михайлович Булатов был узником семи лагерей для военнопленных

М.М. Булатов 1942 г.

Мою семью Великая Отечественная война тоже не обошла стороной. Мой прадед Максим Михайлович Булатов храбро воевал, но был ранен и взят в плен, в котором провел два с половиной года. Он прошёл семь лагерей для военнопленных.

Максим Михайлович родился 11 августа 1909 года в деревне Галактионовка Туринского района Свердловской области в крестьянской семье. С ранних лет помогал родителям, был ответственным и трудолюбивым. В школе окончил только три класса. Работал в совхозе «Пореченский» столяром.

22 июня 1941 года в полдень по радио раздалось объявление о начале войны с Германией. Началось самое тяжелое время отчаяния, ужаса. Максим Михайлович, как и многие другие односельчане, считал, что война скоро закончится, нам удастся разбить врага в течение нескольких месяцев. Но вскоре стало понятно, что положение сложное, война затянется надолго. С каждым днём мужчин в селе становилось всё меньше, оставшиеся работали в поле без сна и отдыха.

После окончания полевых работ Максим Михайлович получил повестку в армию, был призван 15 января 1942 года Туринским РВК. Служил в стрелковом полку 2-й ударной армии рядовым.

Их полк сражался на Волховском направлении, в обороне Ленинграда. Советским войскам, входившим в состав Волховского фронта, командование поставило сложнейшую задачу: прорыв блокады Ленинграда с последующим полным снятием блокады, освобождением Новгорода, уничтожением немецких войск за пределами Ленинграда. Несмотря на ожесточённую борьбу, мужество и героизм советских солдат, 2-я ударная попала в кольцо противника. С каждым днём положение становилось всё сложнее. Несмотря на то, что армия была почти полностью укомплектована кадрами, ей катастрофически не хватало оружия, транспорта, не работала радиосвязь, отсутствовала телефонная связь. Вскоре закончилось продовольствие, стало нечем кормить лошадей.

Со слов Максима Михайловича, хотя он мало рассказывал о войне и о плене, наша семья знает о тяготах и лишениях, которые пришлось пережить бойцам, оказавшимся в Волховском котле.

«Солдаты питались сухарями, мясом убитых лошадей, а когда не стало и этого, ели корни растений, траву, — рассказывал когда-то наш семейный герой. — Не хватало лекарств, нечем было перевязать раны. В качестве бинтов использовали одежду убитых однополчан, разорвав её на лоскуты. Немецкие самолеты постоянно бомбили. Атаки не прекращались ни на минуту. Мы несли большие потери. Повсюду лежали тела убитых и тяжелораненых солдат».

Эта попытка прорыва блокады Ленинграда потерпела крах. Но, несмотря на всю трагичность тех событий, по мнению военных историков, войскам Волховского фронта удалось привлечь к себе внимание противника, который был вынужден ослабить свои действия вокруг Ленинграда и бросить свои силы на борьбу со 2-й ударной, 52-й, 54-й и 59-й армиями. Это дало возможность защитникам Ленинграда набраться сил, укрепить боевой дух. Без этой поддержки с врагом они бы не справились.

Войска, оказавшиеся в Волховском котле, продолжали пытаться наступать, но шансов выбраться из окружения уже не было. Выжившим не удалось выбраться из окружения, раненые, в бессознательном состоянии они оказались в плену врага. Среди этих людей был поэт Муса Джалиль и мой прадедушка, который в одной из бесчисленных атак 12 ноября 1942 года получил ранение и контузию.

В таком тяжёлом состоянии он попал в плен к немцам. Почти все пленные категорически отказались сотрудничать с фашистами. Предателей оказалось немного, и среди них был генерал-лейтенант А.А. Власов, командующий 2-й ударной армией. Именно из-за него о трагедии 2-й ударной армии долгие годы ничего не говорили, и тысячи погибших и пропавших без вести солдат и офицеров оказались умышленно забытыми.

Пленных разделили на две группы: совсем слабых и больных вскоре расстреляли, тех, кто держался на ногах, готовили к отправке в Германию. Максим Михайлович с 12 ноября по 20 декабря 1942 года раненым находился в лазарете г.Гатчина, был очень слаб. Нестерпимо болела голова и поврежденная левая лопатка. Среди военнопленных был врач, который не только оказал ему медицинскую помощь, но и при помощи подручных средств прооперировал плечо. С 20 декабря 1942 года по 20 марта 1943 года Максим Михайлович ещё находился в госпитале г.Билянди, в Эстонии. А когда пошел на поправку переведен в лагерь для военнопленных в этом же городе. В этом лагере он находился всего четыре дня. После Максима Михайловича перевозили ещё не раз из лагеря в лагерь: Пернал, Псков, Видрус, Бардаштайн (Восточная Прусия), Бохня (Польша). Гнали в Германию. Этот путь был длинным и трудным: многие километры советские военнопленные шли пешком или следовали в очередной лагерь в открытых вагонах для скота. На протяжении всего пути солдат почти ничем не кормили, а когда местные жители пытались передать им продукты, расстреливали и пленных, и тех, кто пытался им помочь. Из воспоминаний Максима Михайловича: «Вся дорога была усеяна трупами убитых, замученных военнопленных. Били просто так, ради развлечения, за малейшее неловкое движение расстреливали. Мы уже потеряли счёт времени».

В Германии (это был январь 1945 года) измученных людей разместили в лагере для военнопленных г. Готесберг (это был седьмой по счету лагерь для Максима Михайловича).

«Условия труда и содержания были ужасные, — рассказывал ветеран. — Постоянные побои, унижения, не проходящее чувство голода, усталость, ежедневный тяжёлый труд по 14-16 часов в день. И каждый день – десятки убитых и умерших от голода и болезней товарищей по несчастью. Работать заставляли и в дождь, и в мороз. Могли специально облить водой и заставить полураздетых, промокших людей работать на морозе. Особенно сильно мёрзли ноги».

Небольшое послабление наступило, когда пару месяцев Максима Михайловича определили на работы в одно из зажиточных немецких подворий, там он делал прищепки для белья и игрушки для детей. Здесь условия были полегче.

Потом он говорил родным, что выдержать все эти нечеловеческие испытания ему помогла привычка с детства к тяжёлому сельскому труду, по-другому бы не выжил.

Максим Михайлович был освобождён из плена 9 мая 1945 года, в Россию добрался только в августе. Но на этом его мучения не закончились: с 20 ноября по 30 декабря 1945 года он проходил государственную проверку на руднике имени Мая Криворожского района Днепропетровской области, после чего был передан в постоянные кадры промышленности.

В родные края, село Городище, смог вернуться только в 1948 году. Завел семью, двоих детей. Столярничал. Первая жена умерла рано, в 1954-м. От второго брака родилось еще пятеро. С оперативного учета УКГБ Свердловской области снят 3 декабря 1963 года.

К большому сожалению, 12 ноября 1992 года моего прадеда Максима Михайловича Булатова не стало. Но память о нём я сохраню. Мне о нём много рассказывали родственники: его дочь Анна Максимовна и внук Евгений Иванович. Я считаю, что Максим Михайлович — настоящий герой. Он многое пережил, но остался ЧЕЛОВЕКОМ! Человеком чести и долга, примером мужества и стойкости для молодого поколения. Его вина была только в том, что он выжил в Волховском котле, и только, будучи тяжело раненым, был пленен врагом. Да, среди советских военнопленных были и предатели, но таких всего лишь сотни, а настоящих мужественных, храбрых и честных – миллионы. И они достойны того, чтобы о них вспоминали со всем почтением и уважением, как и о других участниках войны.

Историю "И-Т" рассказала ученица Городищенской школы Александра Никитина.

М.М. Булатов в мирное время, 1989г.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

10