Меню
12+

Еженедельная общественно-политическая газета «Известия-Тур»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Чернобыльский след проходил через души и сердце»

Автор: Ирина Давыдова

Туринские ликвидаторы аварии: в пером ряду слева направо: А.Ф. Дубинин и В.П. Семухин; во втором ряду слева направо: А.М. Кабанов, М.А. Кожин, Д.В. Карлин, П.А. Сутормин, А.Ф. Тишков, Н.П. Кобяшев, А.Д. Попов./фото предоставлено М.А. Кожиным.

26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции в украинском городе Припять взорвался четвёртый энергоблок. В воздухе оказалось более 50 тонн летучих радиоактивных веществ, что в 600 раз превзошло мощность загрязнения после взрыва бомбы в Хиросиме. В радиусе 30 км от АЭС пришлось создать зону отчуждения, эвакуировав из нее 270 000 человек. 600 000 человек несколько лет работали над устранением последствий аварии, не жалея своего здоровья. Потом их назвали «ликвидаторами».

Туринские ликвидаторы на ЧАЭС

Из Туринского района как военнообязанные были вызваны повесткой в военкомат и отправлены в Чернобыль 28 человек. В их числе были Михаил Алексеевич Кожин и Виктор Михайлович Тушнолобов.

В 1987 году тогда ещё 33-летние, полные сил молодые мужчины прибыли в расположение Уральского полка, дислоцировавшегося в тридцатикилометровой зоне от Чернобыля, в посёлке Сувиды. Виктору Михайловичу, трудившемуся в Туринской сельхозхимии водителем, пришлось и в зоне катастрофы сесть за баранку КамАЗа и вывозить заражённое оборудование в так называемые могильники, доставлять в подразделение снабжение, обслуживать бронетранспортёры, до этого находившиеся в эпицентре заражения. Тот месяц, что мужчина пробыл в этой зоне, показался ему длиннее года.

Михаил Алексеевич до Чернобыля работал на спичфабрике, в лущильном цехе. За 58 дней участия в ликвидации последствий на ЧАЭС, можно сказать, очутился в совсем другой жизни. Он занимался дезактивацией станции, вся территория которой была где сильнее, где слабее заражена радиоактивными материалами. Всё нужно было собрать в специальные контейнеры, захоронить в тех же самых могильниках и дезактивировать освобождённые участки. Рабочие зоны станции были засыпаны щебнем, который нужно было собрать и вывезти, а на его место засыпать «чистый» щебень. Это была тяжёлая методичная работа, которую не выдерживали радиоуправляемые механизмы, а вот солдату с совковой лопатой в руках – всё было по плечу!

Особая задача — крыша машинного зала. Фактически это была единая крыша третьего-четвёртого блоков. Но там, где раньше был четвёртый блок, зиял огромный провал, на дне которого находился разрушенный реактор, где продолжалось горение. Вся крыша была густо засыпана спёкшимися кусками арматуры и графита. Каждый такой кусок излучал тысячи рентген в час. И нужно было их как-то убирать. В условиях такой страшной радиации ни одна электрическая система не работала, поэтому способ был снова один и тот же: солдат с лопатой. Перед выходом на крышу ему ставилась задача — расчистить конкретное место. Он облачался в тяжёлый свинцовый фартук и по команде старшего выбегал из укрытия — бетонной «будки» выхода на крышу, добегал до назначенного места, цеплял на лопату опасный кусок, сбрасывал его в пролом четвёртого блока и бежал обратно. Время работы — не более 45 секунд.

Вообще Уральский полк занимался обеззараживанием зданий в Припяти, в деревнях и сёлах Гомельской области. Ликвидаторы мыли стены, выкапывали весь дёрн до песчаного слоя. Все заборы, а также камышовые и соломенные крыши частных домов уничтожались. До самых морозов военнослужащие жили в палатках; в первое время кормили их плохо, урезали пайки, потом питание наладилось.

Но угнетали отнюдь не бытовые условия, а ежеминутное ощущение опасности. Когда мужчины только прибыли в расположение полка, то были поражены гнетущей тишиной брошенных людьми деревень, посёлков: «Дома стоят, а людей нет, только собаки воют. Жутко!»

До сих пор жива в их памяти страшная картина развороченного реактора. Михаил и Виктор были уже взрослыми и разумными мужчинами и прекрасно понимали, что их «средства защиты»: солдатское обмундирование да «лепесток» (респиратор) — не спасут от радиации. И повсюду были страшные подтверждения этого: им приходилось видеть зайцев без лап или без ушей, нереальных размеров рыбу в выкопанной яме перед Припятью. Им, приехавшим из сурового края, трудно было осознать, что даже такие наливные и спелые груши, яблоки, сливы на деревьях – это прямая угроза их здоровью.

Да, в этой зоне не было боевых действий, но смерть караулила за каждым углом. И, хотя дозиметристы, проводившие обследование, каждому говорили о «нормальном уровне» радиации, все осознавали, что это не так. Иначе почему у многих ликвидаторов через год-полтора начинались проблемы со здоровьем – боли в суставах, ломота в костях, головные боли, гипертония, нарушения эндокринной системы и другое? Почему многих из них нет уже в живых? Почему пострадало здоровье даже членов семьи?

Увы, не помнит мир спасённый

По моему мнению, каждый, кто участвовал в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, настоящий герой. Во-первых, не каждый нашёл в себе мужество даже просто приехать туда – многие предпочли взять справки о плохом состоянии здоровья, лечь в больницу на обследование, «прикрыться» семейными обстоятельствами.

Во-вторых, именно ликвидаторы предотвратили более страшную катастрофу, проложив туннель под активную зону реактора и этим самым сняв угрозу водородного взрыва, возвели над четвёртым энергоблоком объект «укрытие», прозванный в народе «саркофагом».

Но, к сожалению, с каждым годом стирается острота этой трагедии, забываются имена героев, их подвиг.

Да, правительство страны отметило труд этих смелых людей: Михаил Алексеевич Кожин награждён орденом Мужества, Виктор Михайлович Тушнолобов получил медаль «За заслуги перед Отечеством», оба имеют памятные медали к 25-летию ЧАЭС, в том числе и от МЧС России, и нагрудный знак «Участник ликвидации аварии на ЧАЭС». Удостоены ордена Мужества также А.А. Афанасьев, В.А. Хомутов, А.Ф. Тишков, И.И. Чесноков, Д.В. Карлин, А.Ф. Дубинин, А.М. Кабанов, В. П. Семухин были отмечены медалью «За спасение погибавших»; В.Г. Евстафьев, П.А. Сутормин имеют медали «За заслуги перед Отечеством» 2 степени.

Но разве дело в наградах?

Больше всего люди ценят человеческое отношение к себе. И чернобыльцы имеют на это право! Но, к сожалению, очень часто только на бумаге. Обычный ликвидатор даже сейчас получает лишь небольшие денежные выплаты, у инвалидов пенсии больше, но вначале ещё надо доказать, что он потерял здоровье вследствие ликвидации последствий катастрофы. Многим пришлось пройти через судебные разбирательства. И даже были отменены некоторые льготы, действовавшие во времена существования Советского Союза.

Закрываются госпитали, где могли раньше лечиться и наблюдаться эти люди; как от надоедливых мух отмахиваются от них порой в областной больнице. И вот уже можно услышать такие рассуждения: «Чернобыль теперь находится на той стороне». Да, он украинский город, но люди-то наши, с «этой стороны»!

А как же живут многие из них сейчас? Пётр Александрович Сутормин живёт в разваливающемся бараке посёлка Смычка; потерял своё жильё, но не получил как имеющий на это право погорелец Алексей Михайлович Кабанов. Трудно в это поверить, но даже был такой момент, когда чернобыльцев хотели заставить отказаться от слова «ликвидаторы», заменив его на «пострадавшие».

К сожалению, есть ещё на Земле события, которые полностью переворачивают жизнь людей, а иногда заставляют их покидать этот мир раньше времени. Уже 15 ликвидаторов последствий ЧАЭС в нашем районе обрели вечный покой. На скромном обелиске нет места, но пусть хотя бы своеобразная поминальная страница в этой статье заставит всех нас с благодарностью вспомнить их имена и фамилии: Виктор Петрович Беглюк, Алексей Иванович Григорьев, Александр Николаевич Задворнецких, Иван Михайлович Кропинов, Александр Михайлович Куклин,Владимир Сергеевич Марков, Виталий Павлович Нищеретных,Иван Иванович Пустыльников, Николай Михайлович Семейкин, Владимир Яковлевич Субачев, Владимир Алексеевич Урусов, Александр Анатольевич Фефелов, Иван Фёдорович Чапышев, Дмитрий Михайлович Ильченко, Анатолий Фёдорович Дубинин.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

0