Меню
12+

Еженедельная общественно-политическая газета «Известия-Тур»

30.04.2020 11:12 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 (14580) от 24.04.2020 г.

Пусть дети никогда не плачут

Автор: Ирина ДАВЫДОВА

«Пусть они будут счастливы, я поплачу» 

Ф. М. Достоевский.

Поздним вечером город ещё не спал. Ярко горели фонари, журчали фонтаны, не разошлись ещё по домам гуляющие прохожие. День закончился, но тёплая летняя погода позволяла не торопиться в свои дома и насладиться ощущением приглушённых звуков, неярких красок. Даже птицы на деревьях приумолкли и сидели на ветках, не шелохнувшись. Но вскоре неожиданно хлынувший дождь заставил всех запоздалых путников поторопиться. На городской площади остался только мальчик лет пяти-шести, катавшийся на стареньком велосипеде. Уже через пять минут он промок насквозь и вынужден был спрятаться под крышу магазина. Там его и увидела продавец супермаркета, закончившая свою работу.

- Мальчик, а ты почему гуляешь под дождём и не идёшь домой? – спросила она.

- Я боюсь: мама и отчим опять пьяные – будут ругаться, — ответил мальчик.

-Ну, давай я отведу тебя в полицию, – предложила Светлана Ивановна.

- Что вы! – с ужасом воскликнул ребёнок. – Тогда мне достанется, а им ничего не будет.

Немного подумав и узнав домашний адрес Серёжи (так звали перепуганного малыша), женщина выяснила, что его дом находится недалеко от неё, и решила отвести мальчика. Дорога заняла совсем не много времени. Вскоре они подошли к покосившейся избушке серого цвета, окна которой были освещены ярким светом. Постучавшись и не дождавшись ответа, Светлана Ивановна смело толкнула обшарпанную дверь и вошла в дом, крепко держа Серёжу за руку. Увиденное заставило её на несколько минут потерять дар речи. Из маленького коридорчика, в котором из-за грязи даже трудно было разглядеть пол, хорошо была видна пьяная компания, дружно сидевшая за столом. Трое мужчин и две женщины находились в изрядном подпитии. Валялись пустые бутылки из-под «горячительного», консервные банки, шкурка от колбасы. Сидевшие за столом не сразу увидели пришедших – и немудрено: в комнате висел сизый дым, густой пеленой окутавший всё пространство. Наконец, одна из женщин, по-видимому, мать увидела незнакомую женщину и сына. Её визгливые крики заставили Светлану Ивановну вздрогнуть, а мальчика – тесно прижаться к ней.

- Нагулялся, паршивец! А это ты кого притащил с собой?

Взяв себя в руки, продавец очень твёрдо и убедительно произнесла:

- Я из общественного надзора, скоро подъедут и представители министерства внутренних дел.

Эти слова подействовали: посторонние отправились к выходу, а мать сменила свой тон на заискивающий и поспешила оправдаться:

- А что мы? День рождения справляем, а сын гуляет на свежем воздухе.

Отчим хотел добавить что-то, по всей видимости, грозное, взмахнул руками и рухнул на пол. Его жена, шатаясь, подошла к нему и запричитала: «Вася, что с тобой? Вставай!» Воспользовавшись этим, Светлана Ивановна попросила Серёжу показать его комнату. Но лучше бы она этого не делала! Помещение было больше похоже на собачью конуру, грязную и вонючую. На железной кособокой кровати не было постельного белья, лежали только замызганный матрац и чёрная от грязи подушка. Не было ни игрушек, ни книг. Женщину замутило от увиденного. Она решительно взяла мальчика за руку и направилась к выходу. Так называемая мать пыталась преградить им путь, но Светлана Ивановна просто оттолкнула её. Не слушая крики, они с Серёжей буквально бежали от этого места.

Только дома, отдышавшись, женщина подумала, во что же она переоденет промокшего мальчика, надо было взять сменное бельё, но, вспомнив увиденное, решила, что ничего бы там не нашла. Оправив мальчика в душ и показав ему, как им пользоваться, она решила заняться ужином. Светлана Ивановна после развода с мужем жила одна, дети разъехались и нечасто баловали своими посещениями. Кроме работы, пожалуй, у неё и не было в жизни ничего. Встреча с мальчиком заставила её по-иному взглянуть на окружающую действительность. Она, конечно, знала, что в мире много несчастных и обездоленных, но столкнулась с этим впервые. Пока Серёжа мылся, она сделала салат, разогрела суп, поставила на стол фрукты и конфеты, а голова просто распухала от горестных мыслей: «А как же в войну? Родители отдавали детям последнее. Во время блокады в Ленинграде, я читала, взрослые ели обои, клейстер, подошвы от ботинок, а драгоценный хлеб всегда доставался детям. Обессилевшие люди сдавали кровь, чтобы продлить жизнь своим ненаглядным чадам. Во время оккупации женщины шли на расстрел, закрывая грудью своих несмышлёнышей. А разве эту можно назвать матерью?»

Когда Серёжа, свеженький и порозовевший, вышел из ванны в спортивном костюме её сына, сердце Светланы Ивановны пронзила боль: неужели мальчику придётся вернуться в домашний ад? Несмотря на то что ребёнок был, без сомнения, голодным, он ел неторопливо и аккуратно. Его румяное личико сияло безмятежностью, и только насупленные бровки и настороженный взгляд говорили о том, что он ещё не определился: изменится ли его жизнь к лучшему.

Долгий путь мытарств пришлось пройти Светлане Ивановне, но всё же мучения не были напрасными: в школу Серёжка пошёл как её сын. Надо сказать, что родные дети поддержали мать и даже выслали деньги на телефон – подарок мальчику на 1 сентября. Но приёмный сын и без этого был счастлив. Он шёл в школу в красивом костюме и такой белой рубашке, каких в своей жизни и не видел. Серёжа с гордостью нёс в руках букет роз, которые выбирал сам в цветочном магазине, а за спиной висел ранец просто умопомрачительной красоты! Без всяких размышлений он почти сразу стал звать Светлану Ивановну мамой и каждый день старался её чем-нибудь порадовать. Соседки завидовали женщине: «К нам родные дети так не относятся, как к тебе этот приёмыш.»

Прошло больше тринадцати лет. Серёжа после сдачи летней сессии (он учился в медицинской академии) вернулся домой. Одарив мать цветами и красивым платком, он с удовольствием принялся за блины, которые обожал с детства. После разговоров и рассказа о трудных билетах и коварных экзаменаторах молодой человек решил прогуляться и навестить своего друга Женьку, который никуда не поступал, но уже работал программистом – у парня был несомненный талант. Путь Сергея проходил мимо квартала, в котором ещё сохранились старые дома. Проходя мимо одного из них, совсем уже ветхого, он увидел женщину, сидевшую на крылечке. В одной руке у неё была папироска, в другой – початая бутылка дешёвого пива. Посмотрев на юношу мутным взглядом, она проговорила, точнее, проскрипела: «Молодой человек, помоги одинокой женщине». Сергей в детские и юношеские годы был очень доверчивым и мягким по натуре, что беспокоило Светлану Ивановну. Сам искренний и добрый, он всех людей считал такими, поэтому без страха и отвращения подошёл, как он думал, к старушке. Приглядевшись, он понял, что ей не так много лет, просто старят женщину землистый цвет лица, опухшие веки и многочисленные морщины. «Что вы хотели?» — вежли во поинтересовался Сергей. Но женщина не отвечала и, не отрываясь, смотрела на его довольно большой шрам на лбу, в виде звёздочки; он был у него, по-видимому, с раннего детства; по крайней мере, не только юноша, но и его мама Света не знала о происхождении этой отметины. В следующую минуту странная женщина, отбросив бутылку и папироску, бросилась к нему на шею с пронзительным криком: «Серёженька! Сынок!».

От Сергея никогда не скрывали, что он был усыновлён, с течением времени исчезла из его памяти женщина, подарившая ему жизнь, мальчику довелось повстречать её только один раз – на суде, но это было так давно. Сергею стало стыдно, что он ни разу не вспомнил о своей биологической матери. Преодолевая брезгливость, юноша бережно усадил женщину на крыльцо и сел рядом. А та, заливаясь слезами, рассказывала «о своей несчастной жизни», о смерти любимого Васи под колёсами машины, о пустом холодильнике. Успокоив мать, Сергей отправился домой, зная, что мама Света не откажет в помощи. Выслушав Сергея, Светлана Ивановна, хорошо зная пьющих людей, посоветовала ему отнести не деньги, а продукты.

Когда молодой человек подошёл к дому, то рядом с матерью уже находилась целая компания, состоящая из трёх человек: двух мужчин и женщины, у всех лица были испитыми и синюшными. Назвавшаяся его матерью хвасталась: «Вот сейчас прибежит мой сынок и принесёт мне деньги, тогда накупим всего! Не забыл меня – вот что значит родная кровь.» Увидев сына с продуктовыми пакетами, она вначале опешила, затем бросилась вытаскивать оттуда и бросать прямо на траву сыр, колбасу, хлеб, варёную курицу и прочее. «А где же деньги? Я из- за тебя целых полбутылки пива пролила.» Но Сергей уже понял, что эта женщина вряд ли станет другой. Он молча повернулся и пошёл домой – идти к приятелю расхотелось. А вслед ему ещё долго неслось: «Вот ростишь их, ночи не спишь, а они такие неблагодарные!»

Светлане Ивановне он ничего не стал рассказывать, но она всё поняла сама, особенно в тот момент, когда сын твёрдо заявил, что после специализации хочет работать наркологом. Мать не возразила, хотя думала, что из Сергея получился бы отличный педиатр. Но вылечить женщину, которая его родила, Сергею не пришлось – она через месяц сгорела в собственном доме. Причиной пожара стала непотушенная сигарета.

От автора.

Почему так у нас происходит в России? Почему дети защищены лишь на бумаге, а на деле проживают порой в нечеловеческих условиях: на цепи или в будке вместе с собакой, ежедневно тысячи беззащитных малышей получают тяжёлые увечья от «любящих родителей» и примерно столько же ангелочков улетает на небо, став жертвами агрессии взрослых.

Как не вспомнить очерк Ф. М. Достоевского, великого русского писателя-психолога, «Мальчик с ручкой»? Зима. Трескучий мороз, а ребёнок, «одетый по-летнему», тянет посиневшую от холода ручку, чтобы получить «милостыньку». Но набирает он копеечек не себе на хлеб, а для того чтобы «помыкать страсти пьяных халатников». Уже нет Фёдора Михайловича, который жалел этих «падших ангелов», а вот «мальчики с ручками» остались. Люди, как всегда, проходят мимо. Зачем им чужая боль? Наверное, всем нам надо перечитать Достоевского, через всё творчество которого проходит мысль о детях, о их ранних впечатлениях, обманутых ожиданиях, ведь совсем просто обидеть и обмануть беззащитного ребёнка, разрушить его веру, надежду и даже любовь. И надо запомнить великую и мудрую фразу писателя: «Мир не стоит даже одной слезинки замученного ребёнка».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.